+ добавить в избранное
1 сделать стартовой

 

Абрам Палей. В простор планетный.


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 вперед конец
Скачать книгу: PALEY01.TXT (344.75 Kb)

год




Глава 1


С Земли все видно

С Земли все видно и слышно. Только с запозданием - пока дойдут
электромагнитные волны. Венера сейчас наиболее приближена к Земле, и все
же путь волн в обе стороны - около четырех с половиной минут.
Хотя запасы энергии у межпланетного корабля ограниченны, человечество
должно воочию видеть эти первые шаги своего величайшего предприятия. Теле
Мирового Совета принимает передачу и транслирует ее по всей Земле.
Торжествует, гордый замысел человечества!
Пьер Мерсье у себя. На столе - таблицы, графики, расчеты. Они сделали
свое дело.
Пьер смотрит и слушает. Его лицо напряженно, внимательно. Оно очень
бледно от волнения, и оттого черные, как тушь, волосы кажутся еще чернее.
Все, что происходит сначала внутри корабля, а затем на маленьком
участке далекой планеты, доступно наблюдению.



- Спокойствие, друзья!
Голос Петра Горячева был услышан только потому, что его усилили
микрофоны, установленные в каюте. Но после этих первых слов ничего больше
не стало слышно ни в корабле, ни на Земле. Громовые раскаты, казалось уже
предельно грозные, стали еще оглушительнее. Можно было только видеть, как
шевелятся губы Горячева. В блеске фиолетовых молний его мощная фигура,
большой покатый череп, морщинистое, широкоскулое, твердое, словно из
базальта вырубленное лицо выглядели величественно.
Гром неистовствует. Раскаты, усилившись, слились в устрашающий рев.
Слепящий блеск молний пронизывает прозрачную каюту, временами становится
нестерпимым.
А временами меркнет, теряется в клубах, вихрях, дымах, смерчами
налетающих, несомых ураганным ветром. Свирепые тучи вздымаются с самой
поверхности планеты, мчатся откуда-то со стороны. И когда прерывается на
мгновение гром, неизвестно, что страшнее: рев его или ужасающий свист
пылевых вихрей, смерчей. Мерсье знает эти дикие грозы, эти песчаные вихри
- он наблюдал их не раз во время своих посещений Венеры с
разведывательными экспедициями. И Горячев, конечно, знает: он ведь тоже
участник нескольких экспедиций.
И все же Пьеру беспокойно. Не из-за Горячева. Из-за тех молодых, кому
все это внове. Да, правда, они все это видели, слушали в записи. Но другое
дело - на месте...
Грохот, вой, визг, ослепительный, гаснущий и вновь вспыхивающий свет.
Надо поберечь нервы высадившихся на Венеру. Горячев повернул рычажок, и
прозрачность стен и палубы уменьшилась наполовину. Блеск молний потускнел,
стал как бы размытым, однако по-прежнему трудно смотреть на происходящее
снаружи. Молнии не просто сверкают вверху, они бьют из низко нависших туч
прямо в поверхность планеты. Словно кто-то пытается сшить огненными нитями
небо и землю. Небо? Вместо него непроницаемая гуща облаков. Земля? Не
Земля, а Венера. К этому надо привыкнуть. И не к названию только.
Электромагнитное поле космического корабля отклоняет молнии, и ни одна
из них не ударяет ближе чем в десяти метрах. Пылевые вихри опадают на
таком же расстоянии. А если бы не это, несомые ими камни гремели бы об
обшивку корабля. Они, конечно, не пробили бы ее - и метеориты не пробивают.


Гроза и вихри прекратились внезапно.
Электричество пылевых туч и вихрей в различных слоях атмосферы еще мало
исследовано и пока не подчинено власти человека, неизвестны закономерности
его взрывов и затиханий.

Смутный свет залил каюту. Горячев повернул рычажок до полной
прозрачности.
Но дневной свет - унылый, гнетущий.
Горячев скомандовал:
- Надеть скафандры! Выключить поле!
Уже в течение многих поколений никто не слышал командного тона. Однако
участники Большой экспедиции привыкли к нему за время долгих тренировок.
Они быстро выполнили приказ.
Оставив двоих в корабле для наблюдения за приборами и связи с Землей,
руководитель направился к выходу, остальные - за ним.
Пьер неотрывно следит за всем происходящим. Его рука машинально
протягивается к передатчику: как хочется в этот момент крикнуть слова
ободрения! Он делает над собой усилие и отдергивает руку. Это оказывается
очень трудным - будто сдвигаешь непомерную тяжесть. Но говорить с
экспедицией сейчас нельзя: ее аппаратура не настроена на прием. Да и пока
слова дойдут - люди уже будут на поверхности планеты.
Горячеву местность знакома. А сорок семь человек, один за другим
миновав камеру воздушного шлюза, вышли на поверхность планеты впервые.
Вышли и остановились, озираясь. Открывшийся им новый мир выглядит мрачно.
Тусклый желтоватый дневной свет. Ни малейшего проблеска солнца. Это
создает безотчетно-тревожное настроение. Чувствуется: атмосфера до предела
насыщена электричеством. Вот блеснул колеблющийся, словно призрачный,
огонек на вершине скалы. Поблестел - бледный в дневном свете - и исчез. Но
тут же в другом месте появился новый. И третий, четвертый... Они
извиваются, вытягиваясь и сокращаясь, беспрерывно меняя очертания, словно
горящее на ветру газовое пламя.
По бугристой равнине разбросаны холмы то с округлыми, то с заостренными
вершинами. Кое-где торчат

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 вперед конец

Читайте также:
Л.Ашкинази. Мы им неинтересны
Биологи уже тридцать лет чешут в затылках. И, судя по результатам, им еще чесать и чесать. Тридцать лет назад покорители космоса добрались до планеты, на которой обнаружили очередную гуманоидную цивилизацию. Невелико событие...

Клавдий Птолемей. Четверокнижие
Книга первая

Лев Мельников. СМЕРТЬ РАНЬШЕ СМЕРТИ
Лев Мельников академик Международной академии информатизации ООН, академик Академии космонавтики имени К. Э. Циолковского

Кира Сошинская. Федор Трофимович и мировая наука
Все началось в насоса. Седову нужен был насос. Насос лежал на складе в Ургенче. Если за насосом не съездить, то он так и будет лежать на складе, пока его не утащат хивинские газовики. Им он тоже нужен. Я никогда не была в Хорезме, и ребята согласились, что ехать надо мне. Седов попросил меня купить в Ургенче десять пачек зеленого чая первого сорта, потому что в кишлаке уже вторую неделю как остался только третий сорт, а он крошился и пылил не меньше, чем Каракумы.

ДМИТРИЙ СУСЛИН. ВОЛЧОНОК ВАНЯ
Пес не шевелился. Он стоял, словно был сделан из куска мрамора. Ни одна шерстинка на его лоснящейся шкуре не шевелилась. Жили только одни глаза. Они жили и горели ясным желтым огнем.





облако снов:
 Цветы   Беременность   Свадьба   Ребенок   Мать   Смерть   Рождение   Змея   Кровь   Кошки   Зубы   Волосы   Змеи   Покойник   Собака   Беременная   Рыба   Вода   Секс   Деньги